-

Header

at 17/11/2011

"Дурацкий остров" или "не пора ли проснуться"?

Прогуливался сегодня после практике по Ростову. В центре обратил внимание на рекламный щит, где были изображены небоскрёбы. Вид американского мегаполиса ночью. Вокруг деньги разбросаны. И купюры и монеты. Слева девушка. Без них никак в рекламе. В голове всплыло -- идеологический штамп. И реклама и пропаганда в одном флаконе. Пропаганда «того» образа жизни. Всё там, мол, красочно и тепло. Только приобщись. Сделай шаг в сторону «цивилизации». Просто попробуй. И надпись характерная: «Живи играя». Всё в розовом цвете. Никаких забот. Штамп «идеального» общества. Ничего не делай. Играй и будешь богат да счастлив.

В другом месте встретилась какая-то забегаловка, вся обклеиваемая в том же духе, только без красивой девушки и с другими надписями. Но призывы те же. Слова другие. Что-то до боли знакомое: Н.Носов, «Незнайка», «Дурацкий остров». Там коротышки не минуты без игр не могли провести.

Эх, если бы можно было скрыться от рекламы. Не видеть её. Но она повсюду. Куда не глянь, везде рекламные щиты, рекламные проспекты, огромные экраны... Все ларьки обклеены, в магазинах... в магазинах её бывает, пожалуй, больше, чем самой продукции. Там она свисает с потолков, ей облеплены продукты, кассы, столы, стены, витрины, одежда продавцов, на мониторах и телевизорах она же! Эту грязь пытаются размещать так, чтобы охватить как можно большую аудиторию потребителей. Жвачки, презервативы, прокладки, пиво, зубные пасты, компьютеры, сотовые телефоны и связь... Повсюду рекламный мусор! Кто скажет, что это не часть идеологии?

Нам говорят о демократии и свободе. Так покажите же эту свободу? Это диктатура. Тирания. Как можно вырваться из её цепких лап? Как можно ограничить себя от рекламы? За её размещение и распространение кто-то получает деньги. Порою не малые. Но нет такой суммы, чтобы откупиться от неё. Ни нищий, ни богатый не может избежать её отупляющего действия.

Нищий... Недавно шёл со своим младшим братом по Кисловодску. Купил ему бананы. Тот поглощал их по пути. Было довольно холодно. Вечерело. На дороге на какой-то скудной подстилке сидела девочка лет 7-8 (моему брату – 10). Увидев фрукты она подскочила и начала кричать на ломаном русском. Во всё своё горло детским звонким голосом.
-- Дай банан!
А потом оборванка принялась петь ещё громче:

Бананы, кокосы
Апельсиновый рай
Стоит только захотеть...

Все прохожие с ужасом обернулись. Девочка пела с таким оптимизмом эти три строчки. Эти три строчки, этот ничтожный элемент огромной идеологической машины, непрерывно работающей. Непрерывно выступающей единым фронтом, разрушая нашу русскость. Как она пела! Какой взгляд был у оборачивающихся прохожих. В нём виделся ужас. Испуг. Было похоже, что никто не знал как реагировать на это. В том числе и я.

Сколько раз мы слышали из уст политиков, различных ведущих и прочих последнюю строчку маленькой мечтательницы. «Стоит только захотеть». Всего лишь «стоит». И можно праздно жить. Играть, загорать под пальмами имея кучу денег. Проходя, люди с сожалением и горечью сознавали, какая это ложь. Достаточно ли простого желания этой девочки? Или из её социального уровня уже не выпрыгнуть? Не сложно догадаться, что ждёт её в скором будущем. Я бы не назвал это «апельсиновым раем». Да и «жить играя» ей едва ли удастся. И не только ей.

Но вернёмся в Ростов. Ехал я домой с прогулки. На автобусе. Выходя услышал как двое пожилых людей сетовали на то, что над ними везде насмехаются. Всё, ради чего жило их поколение, просто осмеяно. Их стиль жизни, их идеалы и ценности, их победы. Всё осмеяно и оплёвано. И снова я вспомнил «Незнайку» Николая Носова. На Дурацком острове главный герой с другом постоянно собирались приступить к постройке лодки, чтобы бежать... чтобы не превратиться в животных:

-- Ой, Козлик, чувствую, что мы с тобой превратимся в баранов!
-- Да что ты! (...) До сих пор не превратились и дальше не превратимся. (...)Поживём – увидим.
-- Так ведь будет поздно, когда увидим.
-- Ну ладно, завтра начнём делать лодку.
Но опять проходило завтра, а всё оставалось как было.

===
Вот я и боюсь, что даже те, кто не осмеял, не предал прошлого, так и будут всё откладывать «до завтра». И превратятся в тех самых баранов из апельсинового рая, с которых можно шерсть стричь. Проснёмся ли мы?

captcha